НП "МИР НАУКИ"
Члены Общественного комитета
Учредители
Партнеры Программ и Проектов
Информационные партнеры
Пресса о нас
Наши награды
Наши сотрудники
Контактная информация
Вакансии
Новости/News
Наши новости/Our news
Новости партнеров/Partner's news
Программы
"Символы Науки"
Символический Диалог с Космосом
Комплексная поддержка научно-популярных изданий
Внутрикорпоративная программа поддержки частных благотворительных взносов сотрудников
"Диалог Цивилизаций"
Проекты
Медаль "Символ Науки"
Конкурс "ОБРАЗЫ НАУКИ"
Всероссийский конкурс "Мы - Дети Нефтяников"
Международный Конкурс "Мы - Дети Нефтяников"
Международный проект "Мы - Дети Нефтяников" 2011
Информация для спонсоров и благожелателей
Биографии
Rambler's Top100
Биографии

Воронцов Юлий Михайлович

   ВОРОНЦОВ Юлий Михайлович Чрезвычайный и Полномочный Посол, Специальный уполномоченный Генерального секретаря ООН, академик Международной академии информатизации.

   Родился 7 октября 1929 года в Ленинграде. Отец - Воронцов Михаил Александрович (1900-1986). Мать Воронцова Елена Опуфриевна (1906-1977). Супруга - Воронцова Фаина Андреевна (1929-1999). Дочь - Грачева Ольга Юрьевна (1953 г. рожд.). Внуки: ...(?)

   По окончании школы Юлий Воронцов поступает в Московский Государственный институт международных отношений. С момента окончания МГИМО в 1952 году ведет свой отсчет полувековая летопись его блистательной дипломатической карьеры, снискавшей Юлию Михайловичу право и честь называться мэтром отечественной дипломатии. На протяжении многих лет он работал в тех государствах, отношения с которыми имели наиважнейшее значение не только для нашей страны, но и для мировой политики в целом, - США, Индия, Франция, Афганистан...

   Впервые в США Ю. Воронцов приехал в 1954 году. Это были годы начала «холодной войны», и молодой дипломат ощутил все «прелести» нахождения во «вражеском стане». Например, куда бы он ни направлялся с супругой в кино, на прогулку, - за ними неотступно следовали двое крепких парней.

   В течение нескольких лет Юлий Воронцов работал референтом (?) в постоянном представительстве СССР при ООН, затем - советником посольства Советского Союза в США. С 1970 по 1977 год был советником-посланником в Советском посольстве в Вашингтоне. Его незаурядные профессиональные качества заслужили высокую оценку - в этот период Воронцову уже приходилось оставаться «за старшего». В 1970 году, будучи временным поверенным, он проводил крупный прием в честь столетия со дня рождения В.И. Ленина - и это в самый разгар холодной войны!

   Несмотря на мрачные прогнозы относительно явки приглашенных, к приятному удивлению самого же Воронцова, в советское посольство пришли не только коллеги из стран социалистического лагеря, но и многие западные дипломаты, американские политики, члены конгресса — уровня известного сенатора Фулбрайта, «ментора» будущего президента Клинтона. Как наиболее запоминающийся период в своей карьере Юлий Воронцов вспоминает работу над историческим договором между СССР и США 1972 года об уничтожении ракет средней дальности. Переговоры длились около полутора лет, но результат получился уникальный: было решено уничтожить самые современные на тот момент ракеты. Это соглашение до сих нор остается беспрецедентным: договоров подобного масштаба в сфере ограничения стратегических вооружений больше подписано не было.

   Работа Ю.М. Воронцова в США в 1970-х годах - проявление наивысших дипломатических качеств. В сложнейших условиях тогда приходилось иметь особую выдержку, использовать тонкое дипломатическое искусств, отстаивая интересы своей страны и одновременно демонстрируя уважение взглядам стороны противников и оппонентов.

   С декабря 1977 года по январь 1983 года Ю.М. Воронцов - посол СССР в Индии. Именно этот период - время возвращения Индиры Ганди в кресло премьер-министра - ознаменован значительным прогрессом в отношениях Москвы и Дели. При непосредственном участии Юлия Воронцова готовились исторические визиты И. Ганди в Советский Союз и Л. Брежнева в Индиго.

   По свидетельству людей, близко знающих Юлия Михайловича, индийский период — свою первую посольскую должность - он вспоминает с особой теплотой. Для подчиненных, работавших в советском посольстве в Индии, он тоже в какой-то степени оказался первым. Дело в том, что пост посла в этой стране обычно занимали выдвиженцы по партийной, а не по профессиональной линии, в подавляющем большинстве случаев языками не владевшие либо владевшие в недостаточной степени. Воронцов же оказался первым профессиональным дипломатом на этой должности. И сотрудники посольства были приятно удивлены, когда впервые увидели, что вновь назначенный посол проводит встречи с индийскими и зарубежными представителями без переводчика, свободно говоря по-английски. Мало того, порой на беседах ему не требовался и помощник, поскольку Юлий Михайлович знал не понаслышке все тонкости дипломатии.

   В январе 1983 года, сразу после возвращения из Индии, Ю. Воронцова направляют послом во Францию. В тот период Французская Республика стала одним из ключевых государств Запада во внешней политике Советского Союза, поскольку к власти в 1981 году там пришли социалисты во главе с Франсуа Миттераном. Соответственно, приобрела особо важное значение и должность посла в Париже. Не случайно из Франции на работу в центральный аппарат Министерства иностранных дел в 1986 году Воронцов возвращается первым заместителем министра.

   В 1988 году, оставаясь в ранге первого замминистра, Юлий Михайлович Воронцов возглавляет советское посольство в Афганистане. Перед ним стояли две сложные задачи: во-первых, дипломатическое обеспечение вывода советских войск из ДРА, которые должны были вернуться па родину планомерно и без потерь, и во-вторых, принятие усилий по недопущению впоследствии внутриафганского конфликта – кровавой резни, направленной против всех, кто был связан с Наджибуллой и Народно-демократическом партией Афганистана.

   Первая задача была полностью выполнена - Воронцов добился гарантий от лидеров всех моджахедских групп, что они не будут стрелять по уходящим войскам. При этом, как вспоминает Юлий Михайлович, по сравнению с главными "врагами" Советского Союза - американцами - переговоры с моджахедами (проходили они в Саудовской Аравии) уже не казались такими сложными: бородатые оппозиционеры тогда явно чувствовали себя «не в своей тарелке», ведь до этого общение с русскими у них проходило только на поле боя.

   В начале встречи был забавный эпизод. Войдя в зал переговоров, моджахеды остановились в нерешительности, и будущий президент Афганистана Раббапи сделал неопределенное движение рукой, вроде бы желая подать ее советскому послу, но до конца не решаясь это сделать. Воронцов смело протянул ему руку и крепко пожал, после чего обстановка несколько разрядилась.

   В работе по второму направлению также были достигнуты немалые успехи. Так, с падением режима Наджибуллы в 1992 году удалось избежать масштабного кровопролития - ставленнику Советского Союза тогда позволили жить в представительстве ООН в Кабуле, почти никого из его сторонников не был репрессирован. Не случилось и предсказывавшегося массового исхода беженцев из Афганистана.

   Наиболее заметным для общественности явился американский период дипломатической службы Воронцова в 1090-х годах. В США на руководящих, должностях он работал в двух ипостасях. Сначала в Нью-Йорке - постоянным представителем СССР (впоследствии - России) в Организации Объединенных Наций и постпредом в Совете Безопасности ООН (1990-94), а затем в Вашингтоне - послом Российской Федерации в США (1994-98).

   В преддверии балканского кризиса Воронцов пытался энергично противодействовать запущенной военной машине США — позицию России о недопустимости силового разрешения конфликта он твердо излагал в контактах с президентом Клинтоном, госсекретарем Олбрайт, ее заместителем Тэлботом. Госпоже госсекретарю, считавшей Милошевича «диким и страшным человеком, которого надо наказать», Воронцов сказал: «При чем тут Милошевич? Вы же накажете народ - сербов, албанцев...» Дипломатическое провидение Юлию Михайловичу не изменило: тогда после первых ударов американской авиации сербы не сломались, не стали ничего подписывать, мало того - начался исход беженцев. Американцы, не особенно утруждавшие себя просчетом своих последующих шагов, определено оказались в замешательстве...

   Как посол России в США Ю.М. Воронцов был активным участником переговоров по проблеме продвижения НАТО на восток. Российская сторона расценивала такие действия со стороны североатлантического альянса как неспровоцированные и неприемлемые - Воронцову приходилось жестко критиковать позицию американцев, играющих «первую скрипку» в блоке. Увы, почти абсолютная негибкость взглядов заокеанских, политиков по этому вопросу стала фундаментом не разрешенного и по сей день кризиса во взаимоотношениях крупнейших государств.

   Верным критерием оценки усилий Ю.М. Воронцова по улучшению отношений между Россией и США являются отзывы в превосходной степени из уст американских коллег-профессионалов. В январе 1999 года на прощальном приеме, который Юлий Михайлович устроил по случаю окончания своей посольской миссии в США, помощник американского президента по вопросам национальной безопасности Сэнди Бергер назвал его «едва ли не самым авторитетным и уважаемым послом в Вашингтоне»: «За годы работы в США он еще лучше узнал нашу страну, нашел здесь множество друзей. В то же время он блестящий профессионал, который всегда очень умело отстаивал интересы своей страны».

   Завершив работу в качестве Чрезвычайного и Полномочного посла России в США, Юлий Михайлович получает лично от генерального секретаря ООН Кофи АННАНА предложение занять должность специального посланника генсека по странам СНГ. Деятельность на этом поприще Ю.М. Воронцов совмещает с работой в качестве председателя правления Российско-американского инвестиционного банка.

   В 2000 году следует новое назначение Ю.М. Воронцова - он становится координатором ООН в ранге заместителя генерального секретаря по возвращению кувейтских пленных и имущества (оборудование, государственные архивы и др.) из Ирака. Это требование содержится в нескольких резолюциях Совета Безопасности ООН. Узел противоречий по этому вопросу был налицо: по данным кувейтских властей, в Ирак в 1990-91 годах было вывезено и бесследно исчезло более 600 жителей страны; иракские же власти, что вполне понятно, жестко утверждали, что ни одного кувейтского пленного в Ираке нет. В этом плане кандидатура Воронцова явилась оптимальной - Россия у Саддама Хусейна не вызывала отторжении, в то время как с представителем западных держав Багдад вероятнее всего вообще отказался бы обсуждать эту болезненную проблему...

   Одним из главных секретов успешной дипломатии, которым Юлий Михайлович успешно пользовался на протяжении своей карьеры, было его умение слушать другую сторону, вникать в позицию и аргументы оппонентов. Переговоры - особенно если речь идет о таких серьезных вопросах, как разоружение, расширении НАТО па Восток - могут идти по несколько месяцев, а то и лет, по в любой дискуссии Юлий Михайлович придерживался принципа - лучше договоренности и сотрудничество, чем конфронтация. Прикладывая огромные усилия по достижению глобальных целей, он не случайно любил повторять: «Think big» - «Думай по-настоящему», «Думой о большом», «Думай глобально»... Очевидно, печать этой масштабности несет на себе и летопись его дипломатических успехов.

   Юлий Михайлович - автор многочисленных публикаций (статей, интервью) на дипломатические темы.

   Ю.М. Воронцов - академик Международной академии информатизации. Награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами «Знак Почета», «За заслуги перед Отечеством» III степени, Почета, медалями и другими знаками отличия.

   Среди увлечений отдает предпочтение автомобилям, с удовольствием занимается садоводством.